Дредноутная революция

Рубеж столетий был ознаменован тремя войнами, основные события в которых разыгрались на морях. В целом они подтвердили сложившиеся к тому времени концепции использования флота. Испано-американская война продемонстрировала роль системы базирования: резервная испанская эскадра не получила угля и не смогла добраться до театра военных действий. Японо-китайская война доказала необходимость расчленения боевого порядка в линии баталии: японская "летучая эскадра" состояла из крейсеров, предназначенных не для рейдерства на неприятельских коммуникациях, а для осуществления авангардных функций в эскадренном бою. В известном смысле именно слабые и малобоеспособные японские "Матсушимы", выигравшие бой при

Ялу, можно назвать первыми в мире линейными крейсерами: кораблями, предназначенными для вытеснения флота противника с ТВД. Наконец, русско-японская война явила миру пример генерального сражения современных линейных флотов и показала, как такое сражение следует выигрывать.

Неверно, что переоценка ценностей в кораблестроении была обобщением уроков Цусимского сражения. Тенденции развития ударного линейного флота четко просматривались с середины 80-х годов XIX века, и переход к кораблю с единой артиллерией главного калибра был неизбежен. Однако по логике вещей построить "Dreadnought" должна была не Англия, а ее главный военно-морской конкурент — Германия или Франция. Великобритания же должна была цепляться за свое превосходство в старых броненосцах и последней начать производить "дредноуты". (Подобно тому, как Испания была последней морской державой, перешедшей к постройке галеонов.) Люди так поступают всегда.

XX век оказался исключением, и заслуга спасения Великобритании всецело лежит на адмирале сэре Джоне Фишере, получившем негласный титул "обновителя английского флота". Благодаря его настойчивости и энергии, Королевский флот вырвался вперед в "дредноутной гонке" 1907—1914 гг.

Энциклопедия достаточно подробно касается истории этой гонки, прослеживая как развитие флотов основных противников — Англии и Германии, так и создание наиболее интересных тяжелых кораблей в России, Франции, Италии.

Фишера упрекали в годы Первой мировой войны, да и позднее, в том, что вложив колоссальные ресурсы в производство дредноутов, он не подготовил адекватные легкие силы, в результате чего Гранд Флиту постоянно не хватало эсминцев. Легко, конечно, понять желание Джелико воевать в максимально комфортных условиях, но следует осознавать, что вопрос о достаточном или недостаточном количестве эскортных кораблей имел смысл только в том случае, если английский линейный флот неоспоримо превосходил германский. (Смотри выше: правила успеха крейсерских контрблокадных операций.) Фишер и добивался такого превосходства. Война подтвердила его правоту: даже сказочное везение, сопутствующее Шееру в Ютландском бою, ни на секунду не поставило под сомнение английское господство на море.

Конечно, Фишеру нужно было нечто большее. Не "minor victory" Ютланда, но "major" Трафальгара или Цусимы. Он создавал флот, способный вынудить противника принять бой.

Отсюда общая концепция английских дредноутов, превосходящих противника калибром орудий и скоростью хода, уступая при этом в бронировании. (Сравните в настоящем издании "Dreadnought" и "Nassau", "Monarch" и "Kaiser", "Barham" и "Bayern"). И увлечение классом линейных крейсеров, предназначенных для втягивания противника в бой и выполнения маневра охвата. И создание "королевских дредноутов" класса "Queen Elizabeth", связующего звена между линейными крейсерами и дредноутами линии баталии. И линейно-легкие крейсера "Glorious", "Furious" и "Courageous", организующие взаимодействие между главными и легкими силами.

Немцы, рассматривающие линейный флот более, как фактор международной политики, нежели, как силы войны (исключение составлял только Тирпиц) были более прямолинейны в военно-морском строительстве. Их корабли были добротнее сделаны, лучше бронированы, удачнее устроены, чем британские, но они были слишком уж однотипны. Им не хватало той самой оригинальности, которую впоследствии всегда называют инновацией. Вероятно, будет правильно сказать, что немцы создали орудие удержания за собой морского театра военных действий, а англичане — орудие вытеснения противника с этого театра.

"Военно-морской покер" (по выражению Марка Твена) начала XX столетия был разыгран сторонами в общем грамотно. (Кое-где, конечно, можно было действовать точнее. В частности, англичане совершенно напрасно придерживались концепции линейно-возвышенного расположения башен: лишние тонны брони, потраченные на высокие барбеты, можно было использовать более осмысленно. Немцы же, скопировав у англичан класс линейных крейсеров, так и не разобрались в оперативном назначении этих кораблей, создав конструкторскую шутку: хорошо защищенный и недостаточно скоростной авангардный корабль.)

Первая мировая война не стала триумфом британского флота, но, по крайней мере, продлила существование Британской империи. Немецкие морские силы не были разбиты в сражении, однако они не смогли принести никакой реальной пользы своей родине и в конце концов были сданы (в качестве условия не мира даже, а перемирия!) торжествующему врагу. Концепция крейсерской войны была полностью опровергнута (как на первой стадии, когда Антанта "ловила" разбросанные по океану немецкие надводные крейсера, так и на последней, когда Германия перешла к неограниченной подводной войне), и господство на море неоспоримо сохранилось за Великобританией, защитником мировой торговли.




При частичной или полной перепечатке материалов, пожалуйста, не забывайте указывать
прямую индексируемую ссылку на сайт www.korablon.com, уважайте и цените чужой труд!!!

Материалы, представленные на сайте взяты из открытых источников. Все права на данные материалы принадлежат их законным
правообладателям. В случае обнаружения нарушения авторских прав - просьба сообщить нам об этом через обратную связь.